fredan1 (fredan1) wrote,
fredan1
fredan1

Categories:

НЕУЖЕЛИ ПОЛЯКОВ РАССТРЕЛЯЛИ ИНОПЛАНЕТЯНЕ?

 
Итак, начинаем всё с чистого листа. В марте 1940 года в Осташковском лагере под Калининым (ныне Тверь) находилось 6311 (шесть тысяч триста одиннадцать) пленных, но  живых поляков. А в мае, после их отправки в тюрьму  НКВД г. Калинина, они вдруг исчезли. Все 6311. И только  в 1991 году их останки обнаружены близ села Медное. Причём ни Осташково, ни Медное под немецкой оккупацией не находились.
Угадайте с трех раз, кто расстрелял поляков? Варианты правильного ответа:
1. Старательные сталинско-бериевские «винтики».
2. Инопланетяне.
3. Поляки, как унтер-офицерская вдова, сами себя постреляли и сами же себя и прикопали.
Понимаем, этот юмор близок к черному, но, что поделаешь, такова проекция ответа почти канонизированного в «2000» журналиста Сергея Лозунько на статью «Я не люблю, когда стреляют в спину».
А теперь скажите, пожалуйста, что это за полемика такая, когда оппонент в упор не видит приводимых фактов? И объясните, люди добрые, можно ли назвать дискуссией процесс, когда критик проскакивает мимо аргументов критикуемого, как лихой кавалерист, лишь помахивая сабелькой своего высокопарного сарказма?
У заядлых спорщиков, стремящихся победить любой ценой, есть верный прием: не можешь ответить на вопрос оппонента – подвергни его осмеянию. И здесь у Сергея – «раззудись плечо, размахнись рука». Лозунько прямо-таки потешается над оппонентом. Она у него и «прямо совершает исторические открытия», и «стреляет в спину своей истории», и вообще «такая, как…».
А немцев, напомним, в Медном-то не было.
И здесь уже одна за другой следуют «подсказки зала»:
«Статья Васильевой, на которую так оперативно ответил Лозунько, начиналась так: «Да не было бы цены статье «Лукавый пан Ротфельд» («2000», №52 (540) 31 декабря – 6 января 2011 г.) С.Лозунько, уверенного, что поляков в Катыни уничтожили гитлеровцы, если бы не одно «но». Кроме Катыни поляки содержались еще и в Осташковском лагере, под Тверью. И исчезли оттуда в мае 1940 года. А обнаружились в общих ямах близ села Медное в 1991 г. Вот туда-то, в Медное, фашисты немного и не дотянули. А 6311 поляков, тем не менее, оказались расстрелянными. Ну прямо фокус какой-то! Были поляки – и нету. И немцев не было, а – расстреляны. Но, с легкостью необыкновенной обойдя этот феноменальный факт...». Однако, и в ответе, сей феноменальный факт Лозунько не помянул ни словом, компенсируя это проклятиями в адрес «перестройщиков», Яковлева и «адвокатским» словоблудием. Что же, умный поймет...». (Критик, 15.02.2011, 10:36).
«Н-да, так и хочется произнести после прочтения этой статьи – «Мы должны заклеймить позором Веру Васильеву и призвать к ответу». А что же сделала г-жа Васильева? Да она всего лишь вступила в открытую полемику с г-ном Лозунько,  озвучивая иную, отличную от его, точку зрения. Господину Лозунько, который на словах так ратует за выяснение правды по Катынскому делу, как журналисту, радоваться бы – разгорается общественная дискуссия, у людей появляется стремление узнать больше о Катынской трагедии. Ан нет, не радует это его, потому как на самом деле он абсолютно убежден, что те эксперты и историки, на которых ссылается он – правильные, а те, на которых ссылается госпожа Васильева – «творческий коллектив с богатым воображением». И в данном случае он почему-то считает возможным выносить свой вердикт относительно профессионализма и заангажированности господину Яковлеву и иже с ним, не дожидаясь никаких решений суда по этому поводу. Ну и потрясающий вывод в конце статьи о «советских патриотах» - самых патриотичных патриотах, и «продажных демократах», все сразу расставляет по свои местам…». (Eseniya,16.02.2011, 13:24).
А что же расставляется «по своим местам»? Прежде всего, однозначно, – ведущий  журналист еженедельника вести дискуссию не желает.
Вот и статью свою он начинает с рассказа о самом себе. Дескать, приписали ему лишку – он не высказывал свою позицию однозначно, кто же загубил несчастных. Он, дескать, за то, что надобно разобраться. Дескать, уж больно сложна и запутана ситуация. Есть, де, масса фактов, идущих вразрез. И вообще он – за объективность. За беспристрастную объективность суда!
Ох, и лукавит Сергей Валерьевич. И еще как лукавит.   
В прошедшей дискуссии по Сталину Лозунько проявил себя беззаветным служителем культа. Он и сейчас не скрывает своей большой, мягко говоря, неприязни к «перестройщикам». К А.Яковлеву, М.Горбачеву. К тем, кто похоронил детище его кумира – деспотический тоталитарный режим. И, наоборот, питает глубокую симпатию к  осколкам системы в лице П.Симоненко и его партии. А может, и сам в ней состоит.
Но, выявляя свои пристрастия, Сергей тем самым ставит жирный крест на себе, как на объективном журналисте. И чем сильнее видны его пристрастия, тем жирнее крест.
Всеми силами оттянуть возложение ответственности за уничтожение пленных поляков на «коммунистический» режим – главная задача Лозунько.
Для этого пригодится  нехитрый приём: нет фактов, чтобы опровергнуть – брось хотя бы тень сомнения. И – нате вам, пожалуйста. Документы «особой папки» у Лозунько – уже под сомнением. Выводы Главной военной прокуратуры России – тоже какие-то сомнительные. Да чего стоит одна его фраза «писанина перестроечных историков»?
Стремление к якобы объективности через судебное решение по несчастным полякам – красивая поза Сергея Валерьевича. Но всего лишь поза.
Скажи таким: «Дважды два – четыре». Не согласятся. «А у вас вон та двоечка какая-то сомнительная!». 
Поэтому существует правило в серьезных дискуссиях. Не соглашаешься? Представь свой вариант. А ну-ка, скажи тогда, сколько, по-твоему, будет дважды два? И вот здесь Лозунько попадает впросак. Свою позицию, и свои доказательства, в противовес оппоненту, он открыто предъявлять отказывается. Но утаить ли шило в мешке?
Если бы Сергей действительно хотел установления истины, он, например, давно бы пустил в ход такое грозное оружие пишущего корпуса, как журналистское расследование. Да так, как он сделал это в 2008 году в материале «Яд для избранного». Ведь, когда хочет – может.
Но окончательно и бесповоротно попался Лозунько на Медном. Ведь немцы-то в дачный поселок НКВД, где захоронены поляки, не заходили.(1)
Остаётся только напомнить – следственная группа ГВП РФ под началом А.Третецкого и его заместителя А.Яблокова, проработав с 1990 года 14 лет, собрала достаточно материалов и сделала однозначный вывод. Операция «разгрузки» была единой   для всех трёх лагерей польских военнопленных – Козельского, Старобельского, Осташковского. Проводилась она по одному плану, в одно и то же время – с 1 апреля до конца мая 1940 года. Общее руководство осуществлял один человек – заместитель наркома внутренних дел СССР В.Меркулов. Все приговоры полякам к «вышке» заочно вынесены особой «тройкой» в составе В.Меркулова, Б.Кобулова и Л.Баштакова. Организацией отправки военнопленных на расстрел занимались непосредственно  начальник Управления по делам военнопленных НКВД СССР П.Сопруненко и его заместитель И.Хохлов.(2)
А вот этот вывод категорически не устраивает т. Лозунько и весь хор им. Сталина.
Они прекрасно понимают – как только на этой страшной странице нашей истории будет наконец-то написана правда о виновниках преступления, эта страница будет перевёрнута и станет прошлым. Вместе с ней уйдут в прошлое и они. Так называемые коммунисты. Кто возводил государство на лжи и обмане. Уйдут бесславно как защитники и воспеватели бесчеловечного тоталитарного, а по сути – фашистского режима.
И для них сегодня остается только один путь. Чтобы всячески затормозить неумолимое движение общественного сознания к истине – то хвататься за пистолет «Вальтер», то выдумывать спасительный «немецкий» шпагат. Одним словом, ударяться в  казуистику, казуистику и еще раз в казуистику.  
            Как тут не вспомнить слова уже известного читателям психолога Людмилы Петрановской: «Если кто-то любит Сталина, значит внутри у него ад. Проявите сострадание…».
Проявляем. Но истина – дороже.
Вера Васильева (Черновцы)
Фред Анаденко (Киев)
 
ССЫЛКИ:
 
(1)   И.С.Яжборовская, А.Ю.Яблоков, B.C.Парсаданова «Катынский синдром в советско-польских и российско-польских отношениях» – М., «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2001. Глава 5. «ПЕРЕДАЧА ЗАСЕКРЕЧЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ В КОМПЕТЕНЦИЮ ПРАВА». Раздел «Возбуждение уголовного дела по факту расстрела польских пленных». С. 329.
 
(2)     Там же. С. 323 – 324.


Tags: Расстрел пленных поляков
Subscribe

  • О "живом" и "мертвом" марксизме - 2

    Часть вторая. "...Нельзя отрицать, что буржуазное общество вторично пережило свой шестнадцатый век, такой шестнадцатый век, который, я…

  • О "живом" и "мертвом" марксизме

    Часть первая. Среди тысячи цитат из Маркса и Энгельса крайне редко встречается вот эта: “Мы были не правы”. Но вот именно эти…

  • Новое о старом марксизме

    Своим комментарием Лунная Дорожка положила начало дискуссии, тему которой можно обозначить так: Зачем надо давать друг другу в пятак из-за…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • О "живом" и "мертвом" марксизме - 2

    Часть вторая. "...Нельзя отрицать, что буржуазное общество вторично пережило свой шестнадцатый век, такой шестнадцатый век, который, я…

  • О "живом" и "мертвом" марксизме

    Часть первая. Среди тысячи цитат из Маркса и Энгельса крайне редко встречается вот эта: “Мы были не правы”. Но вот именно эти…

  • Новое о старом марксизме

    Своим комментарием Лунная Дорожка положила начало дискуссии, тему которой можно обозначить так: Зачем надо давать друг другу в пятак из-за…