fredan1 (fredan1) wrote,
fredan1
fredan1

Categories:

И какие же демократы не любят свободы слова?! :-)

В прошлом году начали  мы с Пчёлкой поиск интернет-площадки для дискуссий в надежде найти такую, где бы спокойно относились к различным мнениям. И не только к своему, единственно правильному. :-)

В еженедельнике «2000» обстановка всё «краснеет». В смысле флага над редколлегией. И только дух Вольтера, как тень отца Гамлета, может напомнить им о свободе слова. Да и то ненадолго. Ведь отношение «красных» к свободомыслию известно с 1917 года.

А кто же ещё у нас, на Украине, сам себя величает демократическими СМИ?

И решили мы протестировать ряд издательств, в частности - еженедельник «Зеркало недели» и газету «День».

А тут возьми и подвернись опубликованный «Днём» в июне-11 доклад проректора Католического университета пана Мирослава Мариновича на научно-практической конференции в Виннице 19 мая 2011 года.

Изложили мы каждый свои размышления по поводу доклада и отправили в редакцию. Авось, подумали, хотя бы один из двух вариантов редакция осмелится «оприлюднить».

Ждем до сих пор.  :-)

Материал Пчёлки, естественно, у неё на блоге.


                                                    ПАРАДОКСЫ ПАНА МАРИНОВИЧА

            
И кто нынче не пинает коммунизм, коммунистов?!
           



А почему бы и не попинать? Террор 1937-38 годов – их работа. Голодомор 1933? Опять же они, проказники, учинили. А революция 17-го года и братоубийственная гражданская война? Здесь и вопросов нет. И кругом от них - сплошная беда! Да и о чем толковать, если за ними, куда ни кинь – горы трупов.
            Но можно вспоминать нашу историю и совершенно в другом ключе.
            - Владимир Ильич, сбросимся по троячку!
            - Нет, Алексей Максимович, и еще раз нет!
            - Владимир Ильич, ну давайте - по троячку!
            - И не уговаривайте, милостивый государь, только по рублику!
            - Владимир Ильич, отчего же не по троячку?!
            - А потому, батенька мой, что в прошлый раз сбросились мы по троячку, а потом я залез на броневичок и такого наговорил!!!
             И если оставить в стороне позицию гневоголиков и записных шутников, то майское выступление Мирослава Мариновича в Виннице («День», №95-96, 3 июня 2011) заслужило, надеюсь, пристального внимания читающей публики. Особенно – думающей.
            Похоже, блестящая плеяда выдающихся мыслителей нашей планеты – Сократ, Платон, Аристотель, Спиноза, Вольтер – едва ли пополнится указанным выше именем. Человечеству в идеологии, так же как и в географии, уже не осталось «белых пятен». И наш удел – копаться в деталях. Однако в масштабах Украины, с учетом нашего мелкотравчатого времени, слова М.Мариновича звучат как речи Сократа и Платона, вместе взятых. И к ним внимательно прислушиваются. Ведь на нынешнем философском безрыбье, глядь, и Вольтером станешь.
           Бесспорная заслуга выступления пана Мирослава в том, что он четко разглядел парадоксальное явление, которое нарёк конфликтом памяти, ее перекосом. И в самом деле. Как лапидарно выразился цитируемый им Лешек Колаковский, «с точки зрения производства трупов достижения Сталина намного выше, чем Гитлера». Но с европейской точки зрения Гитлер – негодяй, преступник, и гитлеризм (он же - нацизм, он же – фашизм) находится под запретом. А вот сталинизма это табу ни в коей мере не касается. Более того. Сталина можно открыто прославлять и даже ставить ему памятники.
           Вот такой себе парадокс.
           Но, высказав очень верную мысль, и совершенно справедливо требуя «перезагрузки памяти», пан Мирослав вдруг полез на броневичок. Вслушаемся же в его пламенную речь.
           «До сих пор я говорил о несомненных преступлениях коммунизма, которые, конечно же, нуждаются в суде».
           «Искушение коммунизма было болезнью человеческой цивилизации в целом».
           «Как диагностировать болезнь коммунизма и как остановить самовоспроизведение ее вирусов?».
           «Следовательно, суд над преступлениями коммунизма, установление ответственных за них и диагностирование болезни коммунизма — это необходимые предпосылки нашего национального возрождения».
           «Я считал бы великой победой над злом, если бы все народы мира полно и окончательно осудили коммунизм как преступление против человечества».
           «Преступление коммунизма стало возможным потому, что существует грех коммунизма».
            И так далее, и тому подобное - лейтмотивом по всему выступлению. Ну прямо-таки  оруэлловская пятиминутка ненависти.
            Но весь юмор ситуации в том, что никакого коммунизма и никаких коммунистов в России и СССР никогда не было.
            Если волк совершает свой разбой, надев овечью шкуру, станем ли мы валить вину на овец? Например, преступники надели форму гаишников, остановили ночью фуру, убили водителей, завладели грузом.
           Да вся история полнится всякого рода аферистами, начиная с Лженерона. Одних Лжедмитриев на Руси было целых три штуки. А не выдавал ли себя Емелька Пугачев за Петра III? Ну а об обилии «детей лейтенанта Шмидта» и говорить не приходится.
           Так что будем делать? Разоблачать аферистов или потворствовать самозванцам? Чего в этом случае требует мораль, о которой так печется пан Мирослав?
           Как бывший комсорг завода, он наверняка хорошо знает, что коммунизм наступает не по щучьему велению и хотению какой-то партии. А лишь тогда, когда текущая формация, развившись до предела, внутри себя порождает новый, более прогрессивный способ производства. На манер рыбы горбуши. Она, вырастая из икринки, со временем сама обзаводится икрой, идет на нерест, мечет икру, и дав жизнь потомству, при этом погибает.
           Но о каком новом способе производства могла идти речь в России 1917 года, только что сделавшей свой первый шаг из феодализма в капитализм? Да Россия насквозь была набита лишь икрой капиталистической. Откуда ж взяться другой в феодальном обществе, где процент крестьян доходил до 85?
           Таким образом, берясь устранить один дефект - перекос памяти, Маринович ударяется в другой перекос. Ложь о хорошем Сталине, он собирается вытеснить еще большей ложью о «преступном коммунизме».
            И здесь возможны три варианта. Первый. Пан Мирослав просто употребляет слово «коммунизм» в качестве бранного выражения, совершенно не вникая в его суть. Ну прямо как известный по рассказу Станюковича боцман, из которого в каждой крутой ситуации вырывалось: «Ну, три холеры, две чумы!». Смысл здесь неважен, главное – эмоция.
           Второй вариант – пароль типа «свой – чужой». Например, уголовник в родной среде никогда не скажет «пиджак», «документ», «доктор», «таблетки», «брюки». Это – западло. Он говорит: «лепень», «ксива», «лепило», «колеса», «шкары». И тогда его друзьям-рецидивистам ясно: человек - свой!
           Весь мир строго по науке именует советский строй тоталитарным. Но что наука для заправских бандеровцев или необандеровцев? И они зовут его коммунизмом, а активистов – комуняками. И тогда, пан Мирослав со своим «коммунизмом» в их среде - «свой среди своих».
           Третий вариант. Сначала настораживает робкая попытка винницкого докладчика уровнять сталинский и гитлеровский режимы ссылкой на проведение совместного парада в Бресте 27 сентября 1939 года. С другой стороны, возможно, пан Маринович и сам не знает о том, что государственно-экономическая система в СССР с 1926 по 1991 год представляла собой чистой воды государственный капитализм. А политически с 1934 по 1953 год в стране установился фашизм. Но прикрытый вывеской «Социализм». Кстати, у Гитлера он назывался национал-социализмом.
            Заметим, что у Советов не было совместных парадов с Италией, но все три страны имели одинаковую политическую сущность. Они были фашистскими государствами. Вот это-то их и уравнивает, роднит. Признание их тождества и есть кратчайший путь к устранению перекоса памяти. Но, при этом, начинать следует с определения фашизма. И здесь, естественно, главный барьер – инерционное мышление народов стран СНГ. Даже если президент и премьер-министр России признают вину за Катынь или остров Валаам, то массы всеми силами сопротивляются разрушению иллюзий о своей стране, как самой передовой и порядочной в мире.
             И тут мы сталкиваемся с новым парадоксом. Пану Мирославу и другим галичанам-активистам определение фашизма, как жестокого насилия над людьми в политических или властно-корыстных целях - неприемлемо, невыгодно. По той простой причине, что деятельность ОУН-УПА тоже подпадает под определение фашизма. Отсюда и такое упорное стремление заменить выражение «преступления фашизма» оборотом «преступления коммунизма», «грех фашизма» - «грехом коммунизма». Вот она – профанация во спасение.
             И как здесь не вспомнить прекрасные слова Григория Сковороды: «Не может не блудить нога твоя, когда блудит сердце».
             
Надо заметить, что до сих пор не утихают споры о том, страдал ли Сталин паранойей. Как по мне, то только форменный идиот или отпетый негодяй мог называть государственный капитализм – социализмом и одновременно считать себя марксистом. Со стороны вождя это была не просто ошибка. Это был интеллектуальный садизм. И вся страна вынужденно повторяла этот бред. Потому что над каждым висел Дамоклов меч тюремного заключения или даже расстрела.
             
Но тоталитарного режима нет ровно двадцать лет. Сейчас уже никто никого не заставляет произносить эту ахинею. И когда пан Маринович, без всякого давления со стороны,  продолжает тупо повторять: «преступления коммунизма», «грех коммунизма», то создается твердое убеждение, что уважаемый пан просто элементарно не умеет отделять форму от содержания. Элементарно не знает разницы между капитализмом и коммунизмом. Либо стирает грань между ними умышленно.
             
И здесь невольно вспоминаются другие слова мудрого Сковороды: «Не тот дурак, кто не знает, а тот, кто знать не хочет».
             
Родившись в 1898 году, Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП) в 1912 году раскололась надвое. На умеренных «меньшевиков» и ультралевых «большевиков». В октябре 1917 года в России произошел второй этап буржуазной революции. А на этом обязательном этапе к власти приходят исключительно жестокие фанатики, в головах которых бурлят дикие фантазии. В России в этой роли выступила ультралевая РСДРП(б) во главе с Лениным и Троцким. Их круглосуточным бредом были Мировая революция и социализм в феодальной стране. Идеи, ничего не имеющие общего ни с реальностью, ни с марксизмом. Вот эти, оторвавшиеся от земной тверди икары, всего через пять месяцев после захвата власти, 8 марта 1918 года, и провозглашают себя коммунистической партией - РКП(б).
             
Ну, захотели – и переименовали. Они теперь – высшая власть в стране. А мы, дескать, потому коммунисты, что хотим построить коммунизм. Что они на самом деле построили, сейчас хорошо знает весь мир. Но уже и тогда вся мировая социал-демократия подняла их на смех. За это большевики обругали всех несогласных ренегатами-предателями, тормозом исторического процесса. И дело – с концом. Что возьмешь с невменяемых?
              Е
сть ли критерий фильтрации коммуниста от самозванца? Есть и он очень прост. Коммунист строго согласует свои действия с законами исторического развития. Самозванцы этих законов либо не знают, либо не признают. И действуют (разговоры – разговорами) вопреки этим законам. И только у них вслед за феодализмом может сразу идти социализм.
               
Но главное отличие состоит в том, что компартия возникает только тогда, когда создаются материальные условия для создания коммунистического общества. И поскольку сейчас мир, в лице наиболее прогрессивных стран, лишь начинает вступать во вторую (из трёх) фазу капитализма, то компартий не может быть по определению. Максимум – социал-демократы. И всё, что называет себя коммунистами – самозванцы, аферисты. И место им в той же палате, где и «Наполеоны».
               
В этом отношении весьма показательна личность Сталина. Бывший грабитель банковских дилижансов, придя к власти, он не очень-то церемонился со страной. Тем более - с идеологией. И когда вождь назвал свой фашистский режим социализмом, казалось, дело доведено уже до полного абсурда. Ан, нет. Пан Маринович двинул дело Иосифа свет-Виссарионовича еще дальше. Он настойчиво и упорно поднимает сталинский фашизм до высот коммунизма.
               
То бишь, борясь с перекосом памяти о Сталине и его режиме, Маринович загоняет сталинский абсурд еще глубже. Такое вот «исправление» конфликта памяти.
               
В этом и состоит третий парадокс пана Мирослава.
               
Всё остальное в его выступлении – достойный «исправления» антураж. И его ждет знакомая уже судьба. Судьба ленинских и сталинских идей. Поскольку они - одного поля ягодки. Поля пассионарности и глубокой профанации.    
                                                                                                                                                   Фред Анаденко,
                                                                                                                                                    Киев



Tags: Коммунизм, Мирослав Маринович
Subscribe

  • О "живом" и "мертвом" марксизме - 2

    Часть вторая. "...Нельзя отрицать, что буржуазное общество вторично пережило свой шестнадцатый век, такой шестнадцатый век, который, я…

  • О "живом" и "мертвом" марксизме

    Часть первая. Среди тысячи цитат из Маркса и Энгельса крайне редко встречается вот эта: “Мы были не правы”. Но вот именно эти…

  • Новое о старом марксизме

    Своим комментарием Лунная Дорожка положила начало дискуссии, тему которой можно обозначить так: Зачем надо давать друг другу в пятак из-за…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments