Tags: госкапитализм в СССР

Ёжик с грибами

Сущность истории СССР в 3-х частях; часть 1


В ходунках и подгузниках

   

      Представим себе: фанатики-террористы в полете захватывают лайнер. В перестрелке гибнет экипаж. Какова дальнейшая судьба пассажиров и самолета?

      Нечто аналогичное, но уже не с самолетом, а с целым громадным государством произошло в 1920 г в России.

      В стране, после трех лет буйства, затихала буржуазная революция. Феодально-монархическая власть победно раздавлена гражданской войной. Почти все «беляки» и интервенты выброшены за пределы. Наступает исторический момент торжественного вступления буржуазии во власть. А ее, буржуазии, простите, и нет. Уничтожена по ходу революции. И необъятная могучая держава остается без управляющего класса.

      Опасно ли это для нации? Да, опасно. Смертельно? Нет. Как говорится, были бы кости, а мясо нарастет. «Кость» же в данном случае – уровень производительных сил. Сам факт буржуазной революции – 100%-ный показатель того, что экономика державы с грохотом меняет устаревший способ производства. На смену феодальному идет капиталистический. Который задает новое деление общества на классы. И кто бы при товарном производстве ни владел заводами и фабриками, хочет он того или нет, но именно он и будет капиталистом.

      История СССР начинается с феноменального и парадоксального факта – буржуазная революция уничтожила саму буржуазию. И это стало совершенно очевидно в 1920 году, когда ей полагалось вновь стать у государственного штурвала.

   


      Почему «вновь» и «полагалось»? На этот вопрос отвечает закон исторического процесса. А именно – закон буржуазной революции. (См. графику ниже).

Collapse )
Ёжик с грибами

Сущность истории СССР в 3-х частях; часть 2


Фашизм у власти

 

     К 1928 году количественные накопления переходят в качественные. Десятилетний вакуум политической конкуренции укрепляет самонадеянность в руководящем ядре, которое берется переделывать экономику и народ под свои потребности.

     В привычном левацко-радикальном стиле оно одним махом добивает частный сектор, отменяя НЭП. Теперь все население страны становится рабочей силой одного хозяина – государства. А само государство в лице правящей верхушки – коллективным капиталистом. Государственный капитализм утверждается окончательно. Он становится абсолютным после сплошной «коллективизации», которая превращает все крестьянство России в беспаспортных крепостных.

     В стране складывается экономический монстр с единым бесконтрольным центром управления. В его руках – все производительные силы нации. Но у монстра серьезный врожденный порок. Он начисто лишен внутреннего источника развития – конкуренции капиталов. Чтобы компенсировать его отсутствие большевики включают свой привычный арсенал – натуральный страх и искусственный энтузиазм, проистекавший из миража коммунизма. Так рождается фашистская диктатура, основной и достаточный признак которой – бесчеловечное отношение к человеку, его внесудебное уничтожение как личности.

     Русский фашизм начинает свой произвол с вторжения в массовый экономический сектор нации – сельское хозяйство. Он, силами ОГПУ-НКВД, армии вырывает оттуда самую передовую, активную и предприимчивую часть и с пафосом ликвидирует ее «как класс». А подавляющее большинство крестьян, запуганное судьбой раскулаченных, загоняется в колхозы, где из него власти выжимают последние соки. Сельское хозяйство на долгие десятилетия отправляется в глубокий нокаут. Если царский режим хлеб за рубеж продавал, то «советский» будет покупать.

Collapse )
Ёжик с грибами

Сущность истории СССР в 3-х частях; часть 3


Возвращение на круги своя

   

      История СССР, по сути своей – это история зарождения, «расцвета» и гибели государственного капитализма в Советском Союзе.

      Госкапитализм, как форма организации национальной экономики – патологическое отклонение в развитии общества, его крайняя, уродливая форма. Своего рода травма опорно-двигательной системы всей страны. Нормально развивающееся капиталистическое хозяйство включает в себя обе формы производства – частную и государственную. Причем частная, в пропорции примерно 2 к 1, задает тон всей экономике. Исключение же какого-либо вида производства делает страну одноногой.

      К тому же и сам государственный капитализм от рождения страдает тяжким недугом. Повторим, у него отсутствует естественный источник развития. Он живет и дает прирост производства только под прессом крайней жестокости и к своим рабам, и к их надзирателям. Но снимается пресс террора – и экономика начинает резко терять темпы. Как это было в СССР в эпоху застоя.

      Но именно так, парадоксально, идет постепенное выздоровление нации. А с ним и медленная гибель госкапитализма.

      В этом смысле 1953 год – переломная веха в истории страны. С уходом кровавого тирана исчезает главная движущая сила госкапитализма – смертельный страх всех и каждого перед государственными органами. Облегчение пришло и к крестьянам. А их – полстраны. С них сняли грабительские налоги.

      Между годами фашизма – 1928 – 1953 гг. и временем застоя 1964 – 1991 гг. бурлило уникальное хрущевское десятилетие.

   


Collapse )