Tags: законы истории

Что открыл Гумилев?-2

  Ключ к историческому процессу-13.
     (окончание)
     По сути, в лице Гумилева мы имеем дело с еще одним Колумбом.
     Об индивидуальных инстинктах человека известно много и говорится часто. Чего стоит один только инстинкт самосохранения! А теперь на сцену выходят и социальные. Один из них - пассионарность - генетически обусловленный социальный инстинкт, направленный на преодоление форс-мажорных ситуаций в развитии общества.
     Лев Николаевич обнаружил пассионарность, исследуя процесс формирования этносов. В виде той новой матки, которая раскалывает старый пчелиный рой надвое, создавая свой. Но на этом он и остановился.
     Ему было невдомек, что открытая им пассионарность действует во всех критических моментах истории.
     Она включается при нашествии захватчиков. Это особенно заметно, когда "штатные" лидеры страны при виде агрессора проявляют растерянность или демонстрируют бездарность. Тогда появляется "невесть откуда" тот самый спасительный резерв в виде легендарной Жанны д'Арк, не менее легендарных Минина и Пожарского, Гарибальди.
     Пассионарии также - боевое ядро всех буржуазных революций, как это было в Англии, Франции, России. И упомянутые ранее леворадикальные перевороты с их гремучей смесью из фанатизма, безоглядной жертвенности и безумной жестокости - Робеспьер, Ленин - полностью их продукт.
 

     Многовековое стоическое противостояние христиан, как вызов языческим властям древнего Рима - наиболее яркий пример еще одной сферы действия пассионариев. Теперь уже - на религиозной ниве.
   
Collapse )

Вскрываем тайну Октябрьской революции

    Ключ к историческому процессу-11.
     При общей небрежности классиков в теории исторического процесса уникальным выглядит случай, когда Энгельс открывает закон наглядно, на глазах у всех. Что называется, в прямом эфире. Его необычайная ценность еще и в том, что он срывает лживый покров с тайны Октябрьской революции.
     Мы уже выяснили, что революционный переход от феодальной формации к буржуазной - отчаянная борьба за капитанский мостик сразу четырех классов. Политическое бурление создаёт сплошную “Свадьбу в Малиновке”. Ведет к неразберихе и хаосу в национальном масштабе. И вот в этом хаосе классики находят систему. Оказывается, революционные взрывы возникают не хаотично, а идут последовательно и складываются в определенный порядок. Итак, Энгельс, 1892 г.
     "Оригинальное явление: во всех трех великих восстаниях буржуазии боевой армией являются крестьяне. И именно крестьяне оказываются тем классом, который после завоеванной победы неизбежно разоряется в результате экономических последствий этой победы. Сто лет спустя после Кромвеля английское йоменри почти совершенно исчезло. А между тем исключительно благодаря вмешательству этого йоменри и плебейского элемента городов борьба была доведена до последнего решительного конца, и Карл I угодил на эшафот, чего одна буржуазия никогда не смогла бы сделать. Для того чтобы буржуазия могла заполучить хотя бы только те плоды, которые тогда были вполне зрелы для сбора их, - для этого необходимо было довести революцию значительно дальше такой цели; совершенно то же самое было в 1793 г во Франции, в 1848 г в Германии. По-видимому, таков на самом деле один из законов развития буржуазного общества".
 

     Тремя годами позже на этом феномене Энгельс останавливается более подробно.
   
Collapse )

Главное о первооткрывателях исторических законов

   Ключ к историческому процессу-10.

     Перечисленные ранее законы исторического процесса обнаружены Марксом и Энгельсом. Им же принадлежит честь быть отцами-основателями и теории этого процесса, или аналитической истории. Хотя, следует заметить, сами они этого не знали. Так иногда бывает. Открывший Америку Колумб долго не понимал, что же он открыл на самом деле.

     У классиков нет такой работы, где были бы собраны вместе все законы исторического процесса. Более того, обнаруженные ими капитальные общественные взаимосвязи и тенденции разбросаны, чаще всего, по предисловиям к их экономическим трудам или публицистическим статьям. На них можно неожиданно наткнуться даже в подстраничных сносках. И там они прописаны мелким шрифтом. Например, сноска 21а) к ХХІІ главе «Капитала», из которой мы узнаем: «Для того чтобы предмет нашего исследования был в его чистом виде, без мешающих побочных обстоятельств, мы должны весь торгующий мир рассматривать как одну нацию и предположить, что капиталистическое производство закрепилось повсеместно и овладело всеми отраслями производства».

     Чаще всего Маркс и Энгельс подают открытые ими законы как свой личный взгляд на исторический процесс. Поэтому у них можно встретить такие обороты:

     "Общий результат, к которому я пришел и который послужил затем руководящей нитью в моих дальнейших исследованиях, может быть кратко сформулирован следующим образом".

 

     Правда единомышленники в начале пути все-таки изложили свой совершенно новый, по тем временам, материалистический взгляд на историю и выписали его базовые принципы в совместной большой работе («Немецкая идеология»). Но ее публикация сорвалась. Реакция Маркса: "Мы тем охотнее предоставили рукопись грызущей критике мышей, что наша главная цель - уяснение дела самим себе - была достигнута".

   

Collapse )

"Трусы и рубашка лежат на песке..."

Конец ХХ столетия. СССР дышит на ладан. В мордовском лагере для политзаключенных одессит Петр Бутов, бывший директор школы, а ныне особо опасный государственный преступник, на пальцах объясняет галичанину Кириллу Зинчуку, бывшему бандеровцу, а теперь тоже ООГП, что такое солнечное затмение.  А в это время в другом полушарии 30% американцев в опросе указывают, что Солнце вращается вокруг Земли. Говорим с живущим у моря рыбаком о том, что приливы и отливы «организует» Луна. «Ну да. А если ночь безлунная?».
Простейшая истина – все в мире идет по заданному природой протоколу – не торопясь входит в наши головы. С твердыми телами – всё ясно. Законы Ньютона мы выносим из школы, даже если кроме этого больше ничего не выносим. Сила действия равна силе противодействия. Хорошо запоминается. Поэма.
17-18 столетия особенно урожайны на открытия. Газы, жидкости, свет. И все – «в законе». Угол падения… Потом пришло электричество, и тут Ом с Кирхгофом постарались. А взять эту мелкоту – всякие там атомы с корпускулами. Один русский мужик как глянул на них, да и говорит сам себе: «Эх, Дмитрий Иванович, здесь без пол-литры не разберешься!». И первым делом эту пол-литру сообразил. Лег спать, а наутро бац! готова таблица его имени. А у ядерщиков свои заморочки. Одни адронные коллайдеры чего стоят! Уже в одну страну не умещаются. Половина во Франции, половина в Швейцарии.

Но это все было потом. А первая область, которая «узаконилась» раньше всего на Земле, оказалась, и вы будете смеяться, космической. Здесь удача пришла к неудавшемуся священнику Кеплеру.
И мы были бы совершенно несправедливы, если бы не назвали имя землянина, первым на планете открывшего закон природы. А заодно и «законодательную» эру. Ну это того парня из Сиракуз что бегал голым, но весь в мыле, и кричал «Эврика!». Не то в связи с тем, что уличил ювелира, те то потому, что открыл закон Архимеда. Уж больно давно это случилось. Более 2 тысяч лет назад. Забывается…
А сейчас пора подойти к кульминации. Интрига вот в чем. «Шевеление» и «трепыхание» всего на белом свете, от фермионов до планет и звезд, происходит в «законодательном» поле. Даже Грета Тунберг вернулась за парту, чтобы усвоить и закрепить эту элементарную истину.
И если с физическими телами всё ясно, то с физическими лицами дело не заладилось. Прогрессивная общественность категорически не согласилась с Марксом. Никаким законам мы не подчиняемся. Разве что юридическим. Да и то не всегда. Ну еще, куда ни шло, заложенной в нас генетике. Еда там, сон всякий и прочая биология. Но как это - общество следует закону? У нас что, своих мозгов нет? Разве не мы решаем, объявить войну или заключить мир? Строить заводы или плотины? Сносить башни-близнецы или закрывать шахты? Или это нам диктует некий исторический закон? И вообще, как это наше сознание может быть вторичным?
Мы открываем серию статей. Такой себе самоучитель исторического процесса. Хочешь понять, что происходит в Белоруссии? Можем рассказать. Но во сто крат лучше, если ищущий найдет ответ сам. Самостоятельно. На базе истмата. И его законов, в частности. 
И тогда ему откроется, что Кирилл Зинчук не просто террорист, а борец за независимость. За независимое государство Галиция. О чем он сам никогда и не подозревал. Потому что сознание – вторично.
Петр Алексеевич Бутов 12 лет был одесским «библиотекарем» диссидентской литературы. Его арестовали за то, что он давал читать запретное. «Архипелаг ГУЛАГ», «Раковый корпус» А. Солженицына, «Приключения солдата Ивана Чонкина» В. Войновича, «Номенклатура» А. Авторханова, «Права человека и Советский союз» В. Чалидзе, «Доктор Живаго» Б. Пастернака, «1984» Дж. Оруэлла, «Собачье сердце» и «Роковые яйца» М. Булгакова, книги Бердяева, статьи А. Амальрика, журнал «Континент», сборник «Метрополь».
И почему эти книги и журналы при капитализме читать можно, а при «социализме» - страшное государственное преступление?
Да потому что те люди, что захватили штурвал России 103 года назад не поняли, что они сделали. Поскольку сознание вторично. Не уразумели и те, что взобрались на капитанский мостик в 1991. А потому что сознание – вторично.
Материалы по теории исторического процесса с периодичностью раз в 7-10 дней будут размещаться на сайте «Марксизм. Форум. АИП», дублироваться на поле «Нового рабочего» и в наших дневниках на ЖЖ. За основу мы взяли написанную нами несколько лет назад брошюру «Золотой ключик истории».
До скорой встречи на истматовской платформе!
Пчёлка, Бобер