Tags: исторический процес

Новое о старом марксизме

 Своим комментарием Лунная Дорожка положила начало дискуссии, тему которой можно обозначить так:
      Зачем надо давать друг другу в пятак из-за марксизма, который сегодня никому не нужен?
      А если таки нужен, то нужен - кому? И зачем?
      Дискурс как нельзя кстати вписывается в общий процесс смены идеологии на бескрайних просторах бывшего СССР.
      И если сопрячь уходящую советскую с приходящей, то последние три десятка лет мы уверенно движемся от почти коммунизма к капитализму.      Но до того, с 1917 по 1991 г мы шли под знаменем марксизма. И естественно возникает вопрос, а, может быть, за профилями классиков скрывался анфас Ивана Сусанина?

     Да и всякий серьезный разговор предполагает выверку понятия главного предмета обсуждения. Поэтому мы тезисно обозначаем нашу позицию.

Collapse )

«…И на родную Землю со стороны взглянуть»

     Ключ к историческому процессу-21 (из 21-го).

     Теперь каждый из нас, рассматривающий историю как единый процесс и вооруженный знаниями его законов, получает возможность самостоятельно разбираться в событиях, выделять в них реперные точки формаций и их фаз. Оценивать происходящее и предвидеть последующее.

     Прежде всего понимать, что весь сегодняшний мир, за мизерным исключением, развивается в рамках буржуазной общественно-экономической формации. Причем семь миллиардов из восьми, во главе с китайцами, индусами и россиянами, пока еще движутся по ее 1-й ступени. По болезненному коридору от феодализма к капитализму. От образа жизни, где привязанная к земле и “барину” крестьянская семья сама себя полностью обеспечивала пропитанием, кровом, одеждой. К порядку, когда каждый житель зависит только от зарплаты и все средства своего существования - еду, одежду, жилье, развлечения - приобретает как товар.

 

     Миллиарды на переходе естественно используют оба способа производства. А пропорция этих способов определяет степень перестройки общества. Отсюда, Китай, например, где в сельском хозяйстве трудится 27,7% населения, ближе к окончанию преобразований, чем Уганда и Нигер, с их 75% крестьянства.

   

Collapse )